red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

Categories:
2 сентября.
Репост опять из ЭиМ. Тема вообще не моя! Но! Но!
Парень , автор, очень здраво описывает то, что у него в душе.
*****************************
ДЕКОРАТИВНЫЕ ФАСАДЫ» ЛОЖНОГО ВОЦЕРКОВЛЕНИЯ

​В театрах декорации изображают здания – часто очень похоже. Но театралы знают – это не дом, а фанерный щит. Он имитирует строение – как будто бы оно есть – но не является им. В последнее десятилетие хитрые чиновники навострились прикрывать руины такими же щитами. Едешь по улице – и как будто бы красивые фасады, а присмотришься – те же декорации, за которыми – ничто, бурьян и развалины… При всём безусловном благе ВОЦЕРКОВЛЕНИЯ для народа – существует огромная опасность такого же театрального декорирования. Когда с виду – воцерковление, а по сути – плоские фанерные декорации, за которыми – по сути, ничего нет. Декорации духа, закрывающие духовную пустоту.
.
Истинное воцерковление – это преодоление духовной пустоты, а не её сокрытие. Загнать болезнь сущностного безверия вглубь – не лечение, а усугубление недуга. Не мне выступать против воцерковления людей – мало кто острее меня воспринимает необходимость возрождения духа. Так чего ж лезу с критикой? – спросите. На то отвечу словами Евангелия от Иоанна: «…ревность по доме Твоем снедает Меня». Ревность о доме божьем – важнейшее слагаемое веры. В доме Отца Небесного не должны твориться непотребства и скоморошества.

Сказано: «Бог поругаем не бывает». Но поруганию предают себя те, кто рассыпает веру людей, их тягу к горнему разного рода имитациями и сомнительными жестами.

Главный вопрос, который не раз задавала наша газета «Экономика и мы» - «что есть вера: жизнь или спектакль?».

Сама специфика богослужения предполагает СОБЛАЗН скатиться к театральным формам, к постановочным, тем более, что в Средние Века это, по сути, и был единственный досуг простого человека, особенно в деревне. На мой взгляд – истинная вера есть, говоря библейским словом – «путь, истина и жизнь». Это не наполнитель досуга – как у многих сегодня – а наполнитель труда. Во чьё имя и во чью славу тружусь, делание делают – во имя себя, или кумира (не сотвори себе), или во имя Бога Истинного, Высшей и Чистейшей из идей?
А там, где вера костенеет в формах спектакля, в жанре классицизма (где было расписано – какие жесты выламывать, и сколько раз), оттуда недалеко уже и до цирка…

Я отдаю себе отчёт, что критиковать кого-либо или что-либо, не будучи «погруженным» в тему дело чёрное и неблагодарное, прежде всего со стороны критикующего. Тем более лезть с критикой к делам церковным – втройне неправедно. Прежде всего тем, что можно навредить этому хрупкому и неустойчивому (вроде бы вновь нарождающемуся) делу.

Под «хрупким и неустойчивым» я понимаю не сам институт церкви, который «врата ада не одолеют» (по слову Писания), и который, пока есть – удерживает мир в прямом смысле слова от сворачивания, от апокалипсиса.

Но хрупко и неустойчиво то влияние, который институт порой оказывает на сердца и умы людей. И я тешу себя лишь тем, что выскажусь не про саму Церковь – как институт, а про людей, считающих, что они несут слово Божие людям. Как говорится, Бог простит, ибо если промолчу – согрешу уже перед Богом.

Я, к сожалению, человек не до конца воцерквлённый, в церковь хожу редко, на службы и того реже. Тут мне обязательно скажут – а чего тогда вякаешь, ежели ничего не смыслишь? А я потому и не смыслю, что не могу понять – что происходит во время самой службы.

Ну скажут – ты изучай святые книги, читай молитвы, повторяй «чего-нибудь там» и т. д. Но ведь мир-то устроен так, что и работать и трудиться (да и лениться) когда-то надо. Вот не привили мне с детства религиозного «трепета» - так я, может, сейчас его хочу обрести. Но вот не получается у меня.

1.Во время службы я банально не слышу – что говорит священнослужитель. Наверное тем, кто стоит с ним рядом всё слышно, но вот тем, кто поодаль – уже не слышно. И это 21 век, когда акустические вопросы можно выверить и решить идеально для любой площадки.
2.Я ничего не понимаю. То есть, понятно, что идёт служба, зачитывается догматическое ядро данной службы. Да, я согласен – это необходимость, не будет догмы – ничего не будет (даже коньячку, как говорил Достоевский не будет – и это не шутка, а констатация). Безверие и Смерть неотделимы.
3. Но ведь эту догматику просто необходимо «разворачивать», расшифровывать, чтобы до такого обывателя, как я доходило каждое сказанное слово. Тут опять мне скажут – тупишь, братец, хотел бы сам до всего добрался. Но ведь служение Богу со стороны священнослужителей, в первую очередь, является донесение и разъяснение Божьих заповедей нам – люду, черни, уж простите…
4.Теперь конкретно о произошедшем на днях моменте: мы с дочерью пошли на специальную службу перед 1 сентября. Да опоздали и встали несколько поодаль. Священнослужитель зачитывал некий «гражданский» текст, который ни я, ни моя дочка не слышали, кроме некоторых отдельных фраз. Потом началась сама служба. Как я уже говорил – я ничего не понимаю в обрядовости тех или иных действий служителя, но вот, что меня прямо смутило (мягко говоря). Понятно, чтобы служба текла ровно и без задержек батюшке нужны помощники (большую часть работы которых мы не видим). Они за алтарём подают одеяния, зажигают свечи, кадила и т. д. и т. п. И вот, вкладывая батюшке (молодому причём) в руки эти предметы, они при каждом вложении и при каждом «отборе» этих предметов неизменно целовали ему руки. Допустим, вкладывали в его обе руки свечи – целовали с двух сторон каждую руку, тот пару раз «махнул» ими – они берут из его рук свечи – целуют ему руки. И так со всеми предметами, повторно и многократно. Не пойду против Истины, пусть согрешу, но скажу - смотрелось это со «светской» стороны – отвратно.
Я не ханжа, и думаю, что всему этому есть объяснение. Я потом и почитал, что рука священника – это рука Бога и т. д. и т. п. Но ведь основная задача Церкви – привлечь, приобщить народ к христианской религии, культуре. Но разве этим привлечёшь? Ладно, я (я сам хочу приобщиться), но человеку со стороны каково это видеть? Что-то мне подсказывает, что это не очень богоугодное действо. Всё это накладывается на другие «непонятные» случаи.

Историки церкви знают, что некогда в Церкви обрезание было обязательным, оно было законом – и сам Христос был обрезан. На основании этого ревнители ложной традиции могут сказать, что мы – отступники, ибо много веков уж необрезаны, и сам акт этот почитаем варварским и безобразным.

Почему он ушёл? Потому что иерархи церкви были умные люди, и умели различать вечное от преходящего. Обрезание (как, например, способы лечения чумы, опознания проказы) были включены в храмовый культ для организации жизни в определённом времени, месте, для определённого круга людей. В частности, там, где очень жарко и очень мало воды (пустынные местности). Это был специфический акт гигиены, совершенно излишний там, где воды много и прохладно. Понятно, что церковники – единственные образованные люди в древние времена – вынуждены были заниматься и врачеванием, и гигиеной.

Но они умели отделять эти меры от вечных истин и ценностей. Церковь избавилась от обрезания, и избавилась безболезненно. Она поняла, что жуткий обряд очень многих смутит и отвратит, а пользы от него, например в России – ноль. Это вам не израильская пустыня со спецификой её заболеваний.

Если обрядность не приобщать ко времени – то догматическое ядро высших смыслов может утратить Вечность. И станет тем, что называется «мракобесием» - то есть искусственным сохранением мёртвых тканей былой духовности, вместо охранения жизни.

+++

Утрата исходных и базовых смыслов, внятности ответа на вопрос – «зачем, с какой целью мы достаём этот узелок на память», каким, по сути, и является любой обряд (главная цель которого – напоминать о высших ценностях бытия и Вечном) – даёт простор для внутрицерковного язычества, расцветающего бурным, где-то смешным, а где-то и жутким чертополохом.

Мерзость запустения на святом месте – на мой взгляд, не там, где церковь лишилась золотых сосудов, а именно там, где вся свелась к своим золотым сосудам и жемчугам. Где она превратилась в ростовщика Шейлока, накопляющего земные сокровища, вопреки завету: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют…»[1].

Нищенский уклад отшельника не портит крайняя дешевизна икон или одеяния: святы именно они! А там, где сохранению жизни голодающих детей предпочитают сохранность золотых сосудов (чистой воды язычество!) – там «мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, – читающий да разумеет»[2].

Ибо кладовки наполнены хламом, барахлом – а души опустошены, и «малые сии» соблазняются. Но разве не сказано: «…кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской[3]»?

Для меня очевидна связь между христианской цивилизацией и коммунизмом, как её мечтой, исходным (апостольские общины, монастыри) и чаемым образом жизни. Более того, что подтвердила трагическая судьба СССР – только воцерковлённым по силу построить коммунизм, атеистам это не под силу. И ни к чему: вся Вселенная выстроена на случайности и борьбе за существование, а ты будешь вопреки рожну – громоздить законность и любовь с солидарностью?!

Но что в таком случае сказать о церковниках, вставших на путь воинственного антикоммунизма? Они в прелести бесовской. А что сказать о тех, кто равнодушен к делу социализма, социализации отношений? Считает важнейшее из дел апостольских (создание, в буквальном смысле слова, колхозов!) – неважным и пустым?

Такие, равнодушные, убеждённые, что всё внимание надобно оборотить за гроб, а до гроба не тяготиться свинарником жизни – потеряли путь и ориентиры. Они тщаться спасти себя – забыв, что нельзя спасти себя, не спасая других. Христос кого спасает – себя или грешников?! Может, это ему нужно было в единственном числе на Небеса попасть, Отцу одесную, а остальные «пусть остаются в этом дерьме», какое до них дело?!

Утверждать такое – значит, вынимать из христианства его живую душу и смысл служения. Ибо «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя»[4]. О чём сказано в Писании: «кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня тот обретет её»[5]. Очевидно ведь и однозначно, что речь идёт о попытках индивидуального спасения души, отстранившейся от грешного мира и его грехов, презирающей вместе с грехами и грешников!

Заблудившиеся таким образом впадают в магизм и фетишизм, как язычники – лобзают руки незнакомому человеку, стоит ему обрядиться в какие-то, магические с их точки зрения, одежды. А как ряженых отличите? Как волков в овечьих шкурах опознаете?!

Целование рук, как выражение глубочайшей и искренней благодарности, имеет смысл. Исходный. Руки целуют в знак величайшего уважения и преклонения – отцу благому, кто вырастил, и поднял, и просветил, святому, исцелившему тебя, явившему чудо, просветителю, давшему лично тебе смысл жизни. Например, случалось, что девушки целовали руки Ф.М. Достоевскому – но ведь именно и только ему, открывшему им гениальные глубины, а не любому писателю или писцу, кто перо в руках подержал!

Я допускаю (меня не отворачивает) – поцеловать руки Патриарху. В этом есть элемент формальности, по должности – но всё же он высший иерарх, а главное, ХОРОШО ИЗВЕСТЕН «целовальнику».

Но любому ряженому, о котором не знаю ничего?!

Не есть ли это ПРОСТИТУИРОВАНИЕ ЛЮБВИ, изначально вложенной в жест смирения и преклонения перед Достоинством, а не перед Одеяниями?

Объясню, откуда пошла традиция лобзать священникам руки. Это жест сына, обращённый к отцу: к отцу, а не к отчиму и не к тому, кого в первый раз в жизни видишь. Этот жест обращён к тому, в чьёй святости не сомневаешься. Он родился в деревнях, где люди, живя замкнуто, съели друг с другом не один пуд соли. Деревенский священник старого мира был им известен, как облупленный! Он их много лет просвещал, учил и лечил, вразумлял, судил, кого-то (сирот) спасал от голода и холода, он венчал и хоронил. А потому в старой деревне целовал руки благодетелю своему, а не кому попало!

Наши горе-традиционалисты бездумно перенесли этот деревенский, общинный обычай в городскую среду. Они жест высшего уважения превратили в унизительную формальность. Про таких говорят – «заставь Богу молиться – лоб себе расшибёт».

Теперь в жесте нет никакого уважения, а есть лишь малопонятное современному горожанину и нелепое унижение. Я знаю многих людей, чьи предки были крепостными – но эти люди вряд ли поймут, если их, во имя Традиции – поставят на колени перед потоками барина! Потому что кроме Традиции в высшем смысле есть и всякие тёмные практики архаических времён, тогда – неизбежные, ныне же – дикие.

Не понимать этого – отвращать людей от истинного, искреннего в душе воцерковления. Ведь верующий – это не тот, кто с Богом торговаться пришёл, лукаво вымогая себе блага за купленные свечки и целования рук должностным лицам. Верующий – тот, кто сам по себе, без показухи и принуждения, убеждён в Правде Слова Божьего. Согласен с ним.

В этом смысле коммунизм без церкви – теряет смысл и логику, но и церковь без него – превращается в лицемерие и беспутство.

Христос сказал ученику: «надлежит нам исполнить всяческую правду»[6]. Вот цель и путь. Говоря современным языком – социализм построить, со всяческой правдой в отношениях между людьми. А неоязычники, трагически не понимая, что они неоязычники, и кичась своим «правоверием» собираются в храмах лбами стучать, на коленках ползать и свечки жечь.

Думая, в некоей прелести, что тут у них настоящее дело – а жизнь там, за окном, ерунда. Язычник ведь, торгуясь со своими идолами, не соотносит милость Бога со своим поведением, он покупает милость Бога дарами и жертвоприношениями. У язычника Бог такой же безнравственный, как и сам язычник, падкий на взятки «начальник Неба»: ты ему подмасли (ведь само выражение пошло от лампадного масла!) – а он тебе порадеет. Говоря современным языком – «в режиме коррупции»…

Трагедия этих людей заранее предсказана в Евангелии. Они, полные бодрости и самоуверенности, явятся на Страшный суд, убеждённые, что «отмазаны» дарами:

«Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие»[7].

И для них это будет шок, искренний шок – ибо им ведь насвистели, что они путёвку в рай оплатили! Вместо того, чтобы строить социализм и коммунизм, они занимались добыванием денег и вкладывали их в «конверты» для служек «Небесной канцелярии». Искренне решив, что со всеми там знакомы и легко проскочат «фейс-контроль»…

Прискорбный факт: восстанавливали в нашем городе Собор. Дело нужно и прекрасное. Если бы велось на вдовьи лепты… Но на привезённых золотых куполах в какой-то слепой гордыни были отлиты фамилии двух местных чиновников и одного бизнесмена. Тех самых, что в одночасье, в погроме приватизации, «вдруг» ставших одними из самых богатых людей Башкирии…

Как это мы все должны принимать и понимать? Это гордыня или что? И за чей счёт банкет? Заказанный, получается, в небесном «ресторане», где Бог, по их мнению, кто?! «Крыша» заведения? Или коммерсант, работающий на прибыль? Или вообще метрдотель?! Это каким же надо быть безумцем, чтобы сперва наворовать с три короба, обобрав вдов и сирот, пустив по ветру великую страну… А потом ещё и Богу взятку с наворованного принести:

-Ты ничего не видел, ничего не слышал? Ю андерстанд ми?!

Но я думаю, никакие они не безумцы. А просто очень циничные атеисты.

Это ведь только начинающий атеист-романтик, пылкий «большевичок» отрицает религию. Для атеиста прожжёного и матёрого, впитавшего в себя вселенскую пустоту и смертопоклонничество – религия есть востребованный товарец. Как говорят у атеистов – «средство обмана тёмных масс населения». Им ТАКАЯ религия нужна, понимаете? Чтобы помогала их обману…

Давайте построим мысленную модель. Как вёл бы себя конченный, забубенный жулик, если бы попал в общество истово верующих людей? И вы, и я прекрасно понимаем, как. Одному он бы попытался продать собственный заусенец, выдавая его за плоть святого. Другому впарил бы ржавый гвоздь, уверяя, что это гвоздь с креста господня… Осознав, что эти люди «разводятся» на религиозную тематику – непременно стал бы их «разводить». Точно так же, как «разводили лохов» коммунистическими словесами Горбачёвы, Яковлевы и Шеварднадзе…

Жулик хочет денег, успешного воровства – а для успеха хищений он должен приспособиться к той среде, в которой оказался. Начни он фанатикам «втулять», что Бога нет – они его побьют, и ничем не одарят. Потому жулик всегда «втуляет» людям приятное. Если верующим – что Бог его послал. Если коммунистам – что коммунизм строит. И т.п.

Цинизм абсолютно бесплоден сам по себе, но в социальной среде он паразитирует на имеющейся вере. Какой бы та ни была. Ведь ему, цинику, пофиг, чем «разводить» - лишь бы лохи «разводились»…

И вот я виду, что наши храмы восстановлены при участии «лордов приватизации», иногда попросту чиновников, даже для вида не прикинувшихся «бизнесменами». И один из таких «щедрых дарителей» получил орден от Патриарха…

После чего, думаю, он окончательно решил, что у него Крыша – самый крутой из паханов: Господь Саваоф. Такая прелесть бесовская худо кончится и для него самого, и для всех, кто корыстно подыгрывал ему.

Большая беда нашей истории, предопределившая печальный конец СССР – заигрывание с социал-дарвинизмом, «озорство» с богоборчеством. Советская модель поведения – самая христианская из всех, известных истории, но у неё ампутировали смысл, мотивационную часть. Мне подробно расписали, как жить – но не объяснили, ЗАЧЕМ? Это всё равно, что дать человеку таблетку, но не объяснить – зачем эта таблетка и от чего лечит…

«Все люди произошли от обезьяны, и потому мы должны любить друг друга?» - издевался над коммунистами Бердяев. «Мужик будет жить в белой избе – а из меня лопух вырастет?» - спрашивал Тургенев. Эти вопросы нельзя было оставить без ответа. А их оставили без ответа. Имеем, что имеем…

Но возрождение церковности с примесью антикоммунизма и антисоветизма сразу же приняло патологический, извращённый характер. В этом церковники, соблазнившись «дарами приватизаторов», отреклись от собственного духа, истории и святых. За фасадом Православия, главная цель которого – обожение человека и общества – стало бурно развиваться неоязычество, придавшее обрядности самоценность. Превратили дом молитвы в дом торговли, да ещё и радуются, бухгалтерски подсчитывая, сколько в пользу Бога взяли от воров за крышевание их воровских промыслов…

Как можно с умильной мордашкой выслушивать в Храме – «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие», а потом, отстояв урочное время, радостно бежать дальше обогащаться? Прослушать житие апостолов, а потом идти проклинать колхозы, «дьявольское порождение»? Это шизофрения или цинизм? Вы вообще понимаете смысл прочитанного?! Или у вас стояние по часам рассчитано, как и количество притопов-прихлопов?

Церковь вам учитель жизни – или кружок хореографии, где балетмейстер «ставит» движения ритуального танца?

Понятно, что церковь радуется богатым дарителям, и в чём-то даже обречена на них, чтобы, грубо говоря, коммунальные услуги оплачивать – ведь не продумано её независимое от «спонсоров» существование (о чём в советское время нужно было думать).

Но деньги-то в итоге чьи? Не тех ли старушек, к которым в той или иной форме залезли перед этим в карман? Да, храмы нужно восстанавливать, но разве такие действия добавляют «популярности» Церкви?

А то, что после вышеописанных служб «батюшки» разъезжаются на 200-х «крузаках» (и это не аллегория). То есть получается, что «батюшки» на службе говорят одно, а в «миру» проповедуют другое – какого это видеть прихожанам. Причём, если прихожане (посвящённые во все таинства), может, уже и не замечают этого, то другие-то люди всё это видят. И человек, может, колеблется в своей Вере, то видя всё это, наоборот, может укрепиться в неверии.

А церковь колеблющимся нужна больше, чем твёрдым: «не здоровые имеют нужду во враче, но больные»[8].

Во всяком деле есть процесс – и есть цель, результат. В работе с человеком есть методы воздействия (их веками искали церковники, работавшие с человеческой психологией) – но есть ведь и итоговая задача. Что вы хотите сформировать по итогам?

Человека Правды, или человека, панически боящегося вовремя свечку не зажечь? В остальном же «свободного» в поведении и поступках?

Ещё раз скажу – кто я такой, чтобы судить-рядить о том, чего не понимаю? Но вопросы сами лезут мне в голову и я не нахожу на них ответа. Хотел отдать дочку в воскресную школу, но посмотрев на «целования», желание отпало… Тому ли научат, на что надеешься?

Вера без дел мертва, но каковы дела? Водружение массивных куполов на ворованное у народа будущее?

И это, вы говорите, не язычество?

Да ладно…
**************
Автор Алексей Ситников, г.Бирск, Башкирия.
От меня.
Для меня после папы существовала одна профессия- ВРАЧ.
На коленях стояла не раз, кстати. Только руки не целовала.
Не так давно... Знакомая семья, оба врачи, сын врач, его жена врач.
Так вот...Молодняк на 30 т р покрутился и...подался в попы!!!!!
Жена его теперича, значит, матушка...
Дом шикарный... Да все хорошо, короче.
Я б взыскала за обучение по самому высочайшему тарифу!!!
И в приход на Колыму!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments