red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

26 февраля.

Ему сегодня  восемьдесят !
Я поздравляю его с юбилеем!  Искренне желаю  НЕ БОЛЕТЬ !
Я бесконечно благодарна ему за 90- е! Только он на Комсомольском помогал тогда выжить.

Провела несколько часов в гараже, рылась в стопках газет, искала одну статью. Помню, ее дочь уносила аж в школу!  Не нашла.
Архив газеты, увы, не весь... Жаль.
В память о том времени, тем не менее, даю статью блестящего Владимира Сергеевича.

Author: Владимир БУШИН
ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС ПУТИНА
15(280)
Date: 13-04-99
МНЕ ГОЛОС БЫЛ. И вот что я услышал...
Ваш необыкновенный президент недавно посадил Владимира Путина на два высоких кресла: сперва сделал его директором ФСБ, потом — секретарем Совета безопасности.
Конечно, такой кадровый дуплет несколько озадачивал: неужто не осталось других мудрецов, всеми печенками преданных любимому президенту?
А Жириновский? А Боровой? А Новодворская? Наконец, Митрофанов? Неужто никто из них не может сравниться с Путиным по мощи интеллекта, любви к президенту и расторопности?

Но как бы то ни было, а сидя в двух столь высоких креслах, Путин должен ясно понимать, что ни уважением, ни авторитетом, ни доверием соображающих людей он не пользуется.
Просто потому, что все они, прежние назначенцы Ельцина: от Бурбулиса до Кириенко, от Козырева до Черномырдина, от Грачева до Чубайса, были извлечены им из политического небытия и посажены вокруг себя на высокие кресла по одному-единственному признаку — по личной преданности, доходящей до готовности исполнять абсолютно все, что ему вздумается.
На другие человеческие и деловые качества “Владимиру Святому наших дней”, как назвал его патриарх, совершенно наплевать.
И нет никаких оснований надеяться, что ныне, когда от потрясенного Кремля до стен воспрявшего Китая все решительней раздается клич “Всенародно обожаемого — на свалку истории!”, когда все ближе импичмент, он, это Красное Солнышко демократии, при извлечении из небытия Путина изменил своему всегдашнему правилу и железному девизу — “Мои кадры решают все, что мне втемяшится”.

Естественно, что чиновники, подобранные по такому принципу, очень скоро обнаружили свою полную профессиональную непригодность и человеческую убогость. И довольно быстро даже сам президент, не блещущий широтой ума и прозорливостью, вынужден был освободиться от своих избранников посредством элементарного вышибона.
Но на смену одному старому чучелу не мог прийти никто другой, кроме нового чучела: Гайдара заменил Черномырдин, Ерина — Степашин, Сидорова — Дементьева, Филатова — Илюшин и т. д.
Откуда же взяться надежде на то, что Путин, будучи назначенцем того же владыки, является хотя бы неплохим профессионалом.
Тем более, что с самого начала он показал себя довольно странно. Например, в тот самый день 24 марта, когда Ельцин посадил его еще на одно высокое кресло, он дал несколько пространных интервью.
Откуда в такой ответственный момент нашлось у вас, товарищ Путин, столько свободного времени, чтобы точить лясы? Работать же надо! Или вам уж так не терпелось покрасоваться на телеэкранах?
А ведь надо бы знать, что в иных царствах-государствах лица, занимающие подобные посты, не только предпочитают держаться в тени.
Больше того, кое-где ни один человек, кроме высших руководителей государства, даже не знает, кто именно эти лица. А тут нате вам — гласность!

Из этих нескольких интервью заслуживает внимания беседа с сотрудницей НТВ Светланой Сорокиной.
Что такое НТВ? По должности своей Путин должен бы знать, что это рупор антигосударственной русофобской пропаганды Запада.
Кто такая Сорокина? Настоящий агент влияния, провокатор, под маской телевизионной фефёлы работающая против правительства, членом коего наш друг Путин состоит.
И тем не менее он охотно помчался в столь ответственный день именно на этот канал телевидения для душевной беседы именно с этой фефёлой. Неужто думал, что такая расторопность и отзывчивость поднимет его нулевой авторитет?
СОРОКИНА, РАЗУМЕЕТСЯ, и в этой беседе показала свое провокаторское нутро.
Она сказала, например, что вот, мол, в “Таймс” и еще где-то появилась информация (употребила именно это слово) о том, что один из высших членов нынешнего правительства (она, конечно, назвала его) в свое время получил от Саддама Хусейна взятку в размере 780 тысяч долларов за поставку Ираку оружия.
И спросила с милой улыбкой: “Что вы можете сказать об этой информации?”
Если Путин профессионал, то должен понимать, что сама фефёла никаких “Таймсов”, конечно же, ни при какой погоде не читает.
Читают другие. И они подсунули ей эту “информацию”, дав задание в непринужденной беседе с высокопоставленным чиновником распространить ее на всю страну, опорочить члена правительства, а заодно и прощупать собеседничка.
И что же? Вместо того, чтобы, как требовал его служебный долг, решительно пресечь антиправительственную провокацию, сказать, что и говорить об этом не желает, и посоветовать мадам не заниматься грязным делом, — вместо всего это мусье Путин подхватил словцо “информация” и с ответной улыбкой на устах попытался клевету на правительство обратить в игривую шуточку-прибауточку.
Естественно, что улыбчивость собеседника прибавила наглости собеседнице, и она прет дальше: “А не обратиться ли вам в эти газеты? Не произвести ли расследование насчет взяточничества в правительстве?”
И опять вместо отпора получает галантную улыбку: “Хорошо. Я подумаю...” В сущности, директор-секретарь сыграл в этой беседе роль пособника Сорокиной. Иначе говоря, она работала гораздо профессиональнее, чем он.
Да о чем говорить? Перед лицом наглой клеветы Путин не проявил даже самого элементарного чувства товарищества. Кто после этого пойдет с ним в разведку? Как Горбачев, когда собчаки поносили Рыжкова, Лигачева и других.

Еще более тягостное впечатление оставляет участие Путина в “деле Скуратова”. Ну то, что здесь играет важную роль С. Степашин, никого не удивит: еще со времен чеченской войны он показал себя человеком, способным ради президента на все.
Так, получив в Дагестане известие об убийстве генерала Рохлина, умного и смелого противника Ельцина, он, не зная всех обстоятельств дела, тотчас объявил: “Убийство на бытовой почве”.
Получив известие об убийстве Г. Старовойтовой, немедленно просветил человечество: “Политическое убийство!” И тут же выразил твердую уверенность, что злодеяние будет раскрыто.
Одна лишь эта уверенность изобличала пустозвона.
Действительно, если теперь уже за долгие годы до сих пор не было раскрыто ни одного громкого убийства, то лишь в пустой голове могла родиться уверенность, что вот это убийство уж непременно я раскрою.
С другой стороны, если у тебя есть в силу не известных нам причин такая уверенность, то ведь на всякий случай совершенно не обязательно оглашать ее перед всем народом. Он даже этого не соображает! Как говорится, не хвались, едучи на рать, а хвались, едучи с рати...

Или вот 3 апреля. Степашин вдруг заявил по телевидению: “Нам известно местонахождение генерала Шпигуна, похищенного в Чечне”.
Неужели не соображает, что после такого заявления похитители немедленно перевезут своего пленника в другое место? И это не единичный случай.
Сам Степашин и его сотрудники систематически информируют преступников о том, что им известно о них, и какие меры против них принимаются. Ведь не раз было объявлено, что против преступности идет война.
Но на войне как на войне. Можно ли вообразить, чтобы, скажем, в ноябре 1942 года перед началом контрнаступления под Сталинградом наше командование объявило бы, что нам известны силы противника, их дислокация, вооружение, местонахождение штабов и т. п.
А на этой войне, где главнокомандующим белобилетник Ельцин, — пожалуйста!

Да, Степашин, защитивший диссертацию “Руководящая роль КПСС в пожарном деле”, давно уже никого ничем не удивит.
Но вас-то, ваше сковородие, с вашим 17-летним стажем работы в КГБ, как угораздило вляпаться в “дело Скуратова”, едва ли не самое грязное и лживое за всю историю ельцинизма!
Ну где тот идиот, который поверит вам, что какой-то безвестный заместитель районного прокурора Вячеслав Росинский возбудил дело против Генерального прокурора, да еще в 2 часа ночи!
Да почему среди ночи, а не днем? Оказывается, как вечером 5 апреля передало телевидение, этого Росинского среди ночи вызвали в администрацию президента и там состряпали этот иск.
Это похоже на союз проститутки с гангстером. Но все равно дело считается возбужденным с того момента, как исковое заявление поступило в соответствующую инстанцию и принято к производству.
Как это могло произойти в 2 часа ночи? Где та судебная инстанция, которая работает круглые сутки?
Вы, ваше сковородие, просто плохо соображаете с генералом Степашиным, героем чеченской войны.
Даже соврать складно не умеете. Поучились бы у Радзинского, что ли.

Но вот опять появились оба на телеэкране, и мы слышим: “Самая первичная оценка специалистами известной пленки показывает, что она подлинная”. Прекрасно! Но, во-первых, никто и не спорит о самой пленке. Вполне возможно, что подлинная, а не копия. Вопрос же в том, кто на ней изображен. Занимая такой пост, профессионал Путин не умеет четко выражать свои мысли. Во-вторых, “самая первичная оценка” — это не аргумент, она может быть ошибочной. Здесь необходима и вторичная, и пятикратная, а то и десятикратная оценка. Впрочем, он тут же сам себя опровергает: “...пленка подлинная”, но — “это требует еще подтверждения”. Вот именно! Требует. Но немедленно и это опровержение опровергается: “...требует подтверждения, хотя никаких сомнений нет”. Вот те на! Вертится, как грешник на сковороде! А ведь как профессионал должен бы понимать, что тут речь должна идти не о сомнениях или впечатлениях, а о фактах. Но их-то и нет. Разве можно считать доказательным фактом бульварную публикацию в бульварном “Московском комсомольце” — беседу с девицей в темных очках и с подбитой будкой? Или — полночный перепуганный лепет Росинского?
НА ВЫРУЧКУ вам бросился несчастный горемыка Якушкин: “У президента нет оснований не доверять Московской прокуратуре”. Во-первых, при чем здесь вся Московская прокуратура? Ведь иск против Скуратова подал только один из сотрудников, поднятый по тревоге. Во-вторых, а какие у президента основания не доверять Генеральной прокуратуре, ни один из сотрудников которой никакого иска не подавал? Наконец, какие у него основания не доверять лично Скуратову, которого ведь он сам выбрал, предложил и утвердил в должности Генерального? А если основания есть, то в каком же свете он теперь предстает перед народом? Все помнят, как он ликовал, когда удалось протащить Степанкова на должность Генерального: “Теперь у нас наш прокурор! Демократический! Реформаторский!” Но скоро он оказался не к месту. Появился Казанник. Уж в нем-то Ельцин должен был души не чаять: ведь это он, как в очереди за пивом, уступил ему свое место в президиуме Верховного Совета, куда махровый партийный демагог на выборах не прошел. Но Казанник, видя самодурство и невежество отца отечества, тоже скоро удалился. Где-то разыскали Ильюшенко. Трижды пытался Ельцин протащить его на пост Генерального. Не удалось! Так и остался и. о. Но как Ильюшенко ни лакействовал, как ни бросался на амбразуры, обороняя президента, дело все-таки кончилось для него нарами в Бутырках, двумя годами в перенаселенной камере и приобретенной там чахоткой. И вот, наконец, Скуратов, пятый прокурор ельцинской эпохи, и опять то же самое: аморальная личность, уголовное дело, отстранить! Что ж получается? Выходит, что отец народа, как олух царя небесного, ничего не понимает в людях: кого ни назначит, все негодяи и мерзавцы. И ведь это не только прокуроры! А сколько он повыгонял министров и всяких других чиновников. Посчитайте-ка, ваше сковородие, сколько задниц сменилось после Бакатина в том кресле, где ныне восседаете вы...
В том явлении вместе со Степашиным народу, о котором упоминалось, вы очень чувствительно и трогательно говорили о том, что моральный уровень Генерального прокурора должен быть высок. Золотые слова! Но вы же не станете отрицать, что моральный уровень отца народа должен быть еще выше, ну, просто должен уходить за облака. Однако что же мы видели и видим?
На каком уровне была мораль отца народа, когда он до того натрескался сорокаградусной, что не смог продрать глаза и выйти из самолета для заранее запланированной встречи с премьер-министром Ирландии? За Скуратовым ничего подобного не числится.
Что можно сказать о моральном уровне отца народа, когда он опять же так налил шары, что на аэродроме в Бостоне, выйдя из самолета, стал мочиться на глазах потрясенного человечества? Ведь Скуратов в этом не уличен.
Достигал ли моральный уровень отца народа заоблачных высот, когда он изрыгал: “Как я сказал, так и будет!” Или: “Отстранить меня от власти может только Господь Бог!” Или: “Разогнать эту Думу к чертовой матери!” Или: “Мы сметем Рохлина!” И тому подобное.
А что касается проказ по женской линии, то Александр Коржаков, одиннадцать лет бывший охранником и постельничим Ельцина, недавно заявил в “Независимой газете” в связи с “делом Скуратова”: “Лучше Борису Николаевичу не трогать эту тему. Опасно!” Это дает основания задать и такой вопрос: “Имеет ли моральное право похотливый павиан, даже если он отец народа, осуждать обыкновенную мартышку?”
Я уж не говорю о моральном уровне отца народа, который он показал всему миру, когда расстреливал Парламент страны или развязал чеченскую войну, — об этом сказано много.
КАКОВ ЖЕ ВЫВОД? А он очевиден. За время своего пребывания на двух высоких и ответственных должностях вам, ваше степенство, не удалось завоевать доверия и расположения народа хотя бы в пределах Садового кольца. А теперь, когда 5 апреля у приемной ФСБ на Кузнецком мосту, то есть у вас под носом, еще и рванул взрыв, вы стали фигурой просто комической. Ведь уже был такой взрыв на том же месте 18 августа прошлого года. А вы со своим дружком Степашиным продолжали хлопать ушами. Вам, бездельникам, этого мало! Мало вам и 60-ти сослуживцев, сгоревших в Самаре. Вам бы вот Скуратова на бабе поймать — нет для вас дела важнее и увлекательнее. А взрывы скоро будут греметь у вас под кроватями, в уборных и в холодильниках.
Так вот, у вас только один шанс на спасение: пользуясь своим положением, срочно взять под стражу и отправить в “Матросскую тишину” любимого отца народа, главного виновника всех несчастий родной земли. Только тогда народ, может быть, простит вам все ваше невежество и лакейство, бездарность и убожество.
Конечно, Путин тотчас возразит: “Как можно менять главнокомандующего, когда у порога родины бушует война!” Ничего, можно. Не таких меняли. В начале Отечественной войны 1812 года фактическим Главнокомандующим наших войск был участник многих войн, опытнейший генерал-фельдмаршал Барклай-де-Толли, но дела наши шли прискорбно. И вот 8 (20) августа Александр I назначил Главнокомандующим Кутузова. И что, мусье Путин, это было плохо?
И в 1941 году Главнокомандующими оперативных направлений сперва были назначены маршалы Ворошилов, Тимошенко и Буденный. Они были, пожалуй, не менее опытны, чем Барклай, но и на этот раз дела наши шли прискорбно. И вскоре Сталин заменил старых маршалов молодыми генералами. И что, герр Путин, это было плохо?
А кроме того, Ельцин такой же главнокомандующий, как Бурбулис — политик, как Грачев — полководец, как Козырев — дипломат, как Гайдар — экономист, как Чубайс — реформатор, как Ильюшенко — прокурор, как Якушкин — правдолюб, как Новодворская — мисс мира, как Сванидзе — Аполлон, как Киселев — порядочный человек, как Березовский — бессребреник... Чем скорее все вы сгинете с лица Русской земли, тем отрадней. Этот день, как справедливо сказал народный депутат Василий Иванович Шандыбин, будет величайшим праздником нашего народа.
Мне голос был...


Не болейте! Берегите себя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments