red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

17 апреля.


Продолжаю записи  про моих земляков.

На фото сестра Раисы Георгиевны - тетя Люся с мужем, дядей Мишей. Записи , очень краткие, увы, прислала дочь, Наташа.
Итак, записи Людмилы Георгиевны.

...............................
Я, Рыбак Нина Георгиевна, родилась в 1924 году на ст.Новохоперск Воронежской обл.  ( Нину стали звать почему-то Люсей).

ОТЕЦ.  Родом с Украины.  Большевик. Работал машинистом на железной дороге, затем директором сахарного завода, затем в райкоме партии.
В 37-м завербовался на Дальний Восток. Прислал 2 письма. И все. Поиски ничего не дали, и до сих пор о его судьбе ничего не знаем.

МАТЬ.Анастасия Михайловна, польского происхождения, воспитывалась у богатой тетки ( владелицы пекарни), имела красивый голос, пела в церковном хоре,  хорошо шила.
Жених ее,  Николай Керн, белый, при отступлении погиб.
И так в 1918 году 18 февраля в 18 часов вечера она обвенчалась с моим отцом, Рыбак Георгием Яковлевичем.
Жили в Новохоперске. Родили трех детей : сына - Евгения, и нас с Раей  ( 1918, 1921 и 1924 г.г.)
После окончания восьмилетки я поступила в педучилище.
Когда началась война и немцы уже были фактически  в Воронеже и рвались к Лискам,  в Новохоперске  развернулся госпиталь, нужны были кадры.
Я оставила педучилище и отправилась на " Роковские курсы " ( что это значит, не знаю, так написано ею), срочно организованные госпиталем.  Там уже работала врачом сестра Рая.
Да и давали паек. Время было очень голодное.
После окончания курсов в госпитале поработала совсем недолго. С началом боев за Сталинград  всех военнообязанных отправили туда.
Так в ноябре 1942-го  я оказалась на передовой в роте ПТР.
Было мне 18 лет. Грязь, кровь. Каждый день - смерть за смертью. Под открытым небом. В стогу сена - хорошо. В окопах - хуже. Вечно мокрые ноги. Полы шинели были все изрешечены осколками.
Радость, когда занимали село. Мылись, сушились.
Март. Мы в " мешке". Слякоть. Валенки намокли. Я себе сделала углубление в стоге соломы, привезли обед, быстро съела, закопалась, согрелась и дремлю.
Командир меня пожалел. " Люся, поезжай-ка в село с поваром, посушись, передохни, а утром с ним вернешься".
Мне так не хотелось вылезать из стога! Клубочком там свернулась, вроде и ничего. А ехать надо по холоду. Отказалась.
Утром ждем повара, его нет и нет. Отправились искать. Смотрим : убита лошадь, валяется пробитый бак для щей, повара нет, видимо, его взяли немцы.
Командир на меня смотрит и говорит:" Люсь, прости."  А что прощать? Меня судьба уберегла.
Хоть и ранило в колено. Один осколок так и остался до сих пор в ноге. Руку сильно обожгло противотанковой жидкостью, горит до сих пор периодически.
Изредка приходили вести от мамы. Мы ее фактически бросили одну.
Пришло горькое изаестие : погиб наш с Раей брат, Женя. В 42-м, 4 августа.  Летал на бомбардировщике.

Могилы даже нет жениной. Ну, время было такое, не до поисков. Знаем только, что под Сталинградом сбили, левее станции Обганерово.
Маме написали его однополчане : " Женя был такой веселый, душа компании. Летал прекрасно. Погиб как герой."

Потом был 2-й Украинский фронт.  Запомнилось, как мне пригодилось плавание. Пришлось переплывать Северский Донец, когда  брали Краматорск наши.  Познакомились с Мишей.
Вот и все вроде.
А теперь дети, свои и на работе.  Люблю печь торт Наполеон. Наград немало, но я их стесняюсь носить.

.......................................
Вот и вся жизнь тети Люси. На двух страничках. Трое детей, все трое ушли на фронт. И считали это естественным.
Я, признаться, только сейчас узнала, что у них польская кровь. Впрочем, тогда это не имело никакого значения.

Завтра про ее мужа. Дядька фантастичный!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments