red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

Categories:

7 февраля.
С пылу, с   жару. На Говорит Москва Лунгин был. Ну, тот, с мокрым ртом. Не нравится он " на лицо" -  это мягко.
Кино  его, естественно, не видела. И не увижу. Мастеров не смотрю, а уж этого-то...
Если честно, знать я его не знала. Но потом в телеке увидела. Там он с гербершей, свинидзой и прочими расстрельщиками Дома советов обосновывали  необходимость. ...танками...по людям. И всё. Не-на-ви-жу!

Так вот вилка-то какая! Одна дурочка требует фильм запретить к показу. Хоть и не видала его. Дурочка уж известная! Ну, сумочку за 200т р надо отрабатывать, это ясно.
Пусть требует.
Однако! Вмиг " прогрессивная"  наша кино - театральная  общественность опубликовала открытое письмо. С подписями. Ну, им не привыкать. Привычка дедушек и бабушек сказывается!
Впрочем, почему " вмиг" ? По сценарию!
Посмотрела на подписи. Мало того, что на момент, как я их обозревала, там не было ни одного русского подписанта, так там  сплошь русофобы патентованные да дрянь вообще ( как по мне!).
Один Зельдович чего стОит! Гербершин сынок. Мразь чистешая!
Вот и куда русской крестьянке ( ну, с натяжкой - мне, допустим)  податься? Ага. К Первому лицу. Так главреж задумал.

Интервью слушала " живьем".  Справедливости ради, тон был не агрессивный.

ИНТЕРВЬЮ ПАВЛА ЛУНГИНА 07.02.2017

13:00 СЕГОДНЯ 483 0

В ГОСТЯХ

Павел Лунгин

КИНОРЕЖИССЕР

П.ЛУНГИН: Я думаю, что это какая-то абсолютно нездоровая истерия, которая основана на запрещении художественных произведений. Создаётся атмосфера, которой не было никогда в России. То есть это было, наверное, не знаю, лет 150 назад. Я хочу сказать, что даже при советской власти цензура носила какой-то иной характер. Сейчас так получилось, что цензура спущена вниз, она канализирована. И самые непродвинутые, непросвещённые и тёмные слои населения могут иметь своё мнение, могут учить художников, могут говорить: «А мы хотим так, мы хотим эдак». Это просто недопустимое положение. Мне кажется, что если сейчас оставить в покое и позволить так травить нашего товарища, мы навсегда потеряем какую-то, не знаю, чистоту, смелость и возможность говорить то, что мы думаем и что мы хотим.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Скажите, а к кому вы обращались в этом письме? 

П.ЛУНГИН: Вы знаете, честно говоря, я не знаю. Я просто знаю, что я хочу подписать любое письмо, которое защищает произведения искусства от «нападок снизу», так сказать, которые пытаются нам объяснить, что Николай II не мог иметь любовницу, потому что он святой, и так далее.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Понимаете, не совсем снизу, поскольку инициатором проверки этого фильма была депутат Государственной Думы Наталья Поклонская, а это всё-таки представитель власти. То есть не только активисты, которые выступали против этого письма.

П.ЛУНГИН: Ну и что? Вы знаете, она духовно и интеллектуально всё равно снизу. Как вам сказать? Я имею в виду, что это люди очень дурно и малообразованные, ничего не читавшие, ничего не знавшие, которые живут во власти, так скажем, каких-то начётнических истин и часто бывают манипулируемыми какими-то другими, более умными. Ну, мало ли, что она депутатка. Ну и что? У нас каждая кухарка может управлять государством. Ну и что делать?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Павел Семёнович, скажите, вы считаете, есть ли реальная угроза кинематографу со стороны активистов, разного рода активистов — православных активистов и иного толка? Действительно могут запретить фильм «Матильда»? Или вы думаете, что это всё-таки…

П.ЛУНГИН: Знаете, я не верю в это. Но меня очень испугало это письмо, которое мы все читали, о том, что они будут жечь, поджигать кинотеатры, что готовы жертвовать жизнью. Такой какой-то «православный шахидизм», который вдруг стал возникать, — вот это меня пугает очень сильно. Я выпускал всё-таки фильмы такие нестандартные. И фильм «Остров», и фильм «Царь» — они достаточно особняком стоят. Но никто… Я получал во время «Царя» какие-то угрозы по телефону, но, в общем, это было настолько вегетарианское по сравнению с тем, что происходит сейчас. Мне кажется, что это надо прямо в корне как-то ломать и выжигать. Почему наши режиссёры, актёры не могут объединиться и создать какой-то, я даже не знаю, комитет, общество, которое будут защищать своих же товарищей?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Да, как раз хотела вас спросить: как можно попробовать с этим бороться? Вот вы сказали - создать какой-то комитет. А ещё каким образом можно?

П.ЛУНГИН: Не знаю. Я не знаю. Понимаете, мы встречаемся с явлением, которого у нас ещё не было. У нас были разные явления. У нас были посадки, были аресты, была травля социальная, изгоняли из союзов писателей. Но вот такого движения (я всё-таки повторяю) снизу — снизу культуры, снизу каких-то слоёв мещанского, городского населения, вот оттуда, снизу такая пена поднимается, — этого ещё не было. Поэтому будем как-то реагировать на это.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments