?

Log in

No account? Create an account
9 декабря. Вот почитала. Известная дамочка. Кое-что решила себе тут… - red_nadia [entries|archive|friends|userinfo]
red_nadia

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Dec. 9th, 2016|12:49 pm]
red_nadia

9 декабря.
Вот почитала. Известная дамочка. Кое-что решила себе тут сохранить.
.........................

Советская диссидентка Мария Слоним, покинув Союз, стала голосом Русской службы «Би-Би-Си» и вышла замуж за английского лорда. В эксклюзивном интервью Jewish.ru она рассказала, почему вернулась в новую Россию, зачем кормила котлетами Бориса Березовского и как принимала в своей московской квартире Анатолия Чубайса и Михаила Ходорковского.

С каким настроением в 1974 году вы уезжали из СССР?
– Нас с сыном провожала в Шереметьево толпа друзей, все плакали. Я говорила: «Не волнуйтесь, я вернусь», но абсолютно не верила в это, совершенно. Тогда в это было нереально поверить – я действительно уезжала навсегда. Наташа Горбаневская сунула мне стихотворение, которое напечатала ночью, его отобрали таможенники, сказали «неположено»:

…На пороге октября
с полосы аэродрома
поднимается заря,
как горящая солома.

На пороге зрелых лет,
словно пойманный с поличным,
трепыхается рассвет
над родимым пепелищем...

Вы тосковали по людям, по стране?
– Этому чувству нельзя давать развиваться. Я сразу поняла, что надо хватать и душить ностальгию железной рукой, потому что иначе невозможно жить. Тоска по людям и по Москве – это убийственно. Я просто не давала себе воли и, если эти мысли закрадывались, сознательно зажимала их в себе. Поэтому тоски по родине не было. Я жила «здесь и сейчас».
Но очень хотелось видеть друзей. Когда Горбачев и Тэтчер встретились в первый раз (встреча члена Политбюро Михаила Горбачева и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер произошла в 1984 году. – Прим. ред.), и она увидела в его глазах душу или что-то такое, как она позже выразилась в воспоминаниях, я поняла, что Русскую службу «Би-Би-Си» перестанут глушить и я смогу приехать. В 1987 году я одной из первых поехала в Союз, купив тур на три дня и четыре ночи. Это, конечно, было совершенно невероятное счастье и волнующие встречи: целыми днями и ночами я встречалась с людьми.
Я должна была жить в гостинице «Россия», но только сдала свой паспорт на прописку, оставила чемоданчик и ни разу там не ночевала. Когда я через три дня приехала к автобусу в Шереметьево, то вдруг вспомнила, что у меня нет паспорта. И тут меня охватила паника, что я не смогу уехать. Потому что я уже хотела обратно. Я была счастлива, что приехала и повидалась, потом ездила при каждой возможности, по нескольку раз в год. Но каждый раз сначала я дико волновалась, что меня не впустят, а потом волновалась, что не выпустят.

Как тогда случилось, что вы вернулись надолго?
– Мне предложили поработать на фильме «Вторая русская революция». Я ушла с «Би-Би-Си», бросив постоянный контракт. И это было прекрасно: большую часть времени я стала проводить в Москве, хотя дом был в Лондоне. Но к тому времени умер Робин, мой английский муж, в каком-то смысле английская страница моей жизни была перевёрнута, и потихоньку началась русская. Съемки шли полтора года. А потом я осталась.

Какие были ощущения от страны?
– Россия менялась на глазах. Мы были первыми, кому стали давать интервью в Кремле. Я видела, что происходит на улицах, на площадях. Было ощущение революции. Была уверенность, что всё изменилось и будет меняться дальше. И я осталась – потому что мне стало интереснее рассказывать англичанам о том, что происходит в России, чем русским о происходящем в их стране. Вещание из Лондона меня уже мало привлекало, а вещание из Москвы было интересно и обнадёживало.

Вы несколько лет вели на Рен-ТВ программу «Четвертая власть». Вы и другие журналисты действительно чувствовали себя в те времена «четвертой властью»?
– Не только мы так себя чувствовали. Власть тоже чувствовала, что мы делаем что-то важное. К нам приходили не просто что-то рассказать, но и у нас тоже спросить. Это была взаимная обратная связь, я думаю, что мы влияли тоже. Сергей Пархоменко мне рассказывал, как приходил брать интервью, а ньюсмейкер начинал спрашивать его мнение.
Я в 1990 году делала интервью с Бакатиным, который был тогда министром внутренних дел СССР. Интервью было позднее, мы сидели у него на Житной почти до часу ночи, он рассказывал о семье. Его дед был священником, его расстреляли. И вдруг Бакатин как-то странно на меня глянул и спросил: «Маша, как вы думаете, что будет с нашей страной?» Я чуть не упала под стол: это министр внутренних дел СССР спрашивает меня, что будет с его страной?

Почему вы решили организовать Хартию журналистов?
– Когда прекратились съезды народных депутатов, где мы вместе работали и очень подружились, мы стали собираться просто так у меня в квартире: «сверить часы» что ли, посидеть, выпить и пообщаться. Называли это клубом любителей съездов. Потом стали приглашать ньюсмейкеров. И пришла идея формализовать это, написать некий свод этических правил. Всех немножко несло – было ощущение полной свободы. Мы почитали разные хартии и кодексы, обмозговали и написали простенький список правил, которых, как мы считали, журналистам нужно придерживаться. Сначала подписали Декларацию, а потом нагло назвали себя Московской Хартией журналистов. Приглашали на встречу Хартии тех, кого знали. Борю Немцова, например.

И он приходил?
– Такие люди приходили вообще без пафоса. А потом начали приходить члены правительства, вполне солидные люди. Тогда вначале появлялась ФСО (Федеральная служба охраны, охраняющая первых лиц государства. – Прим. ред.), проверяли, нет ли мин, обнюхивали всё. Однажды я пылесосила перед встречей, и мне даже помогали, ФСО тогда была другая, более дружелюбная что ли. Приходили Чубайс, Таня Юмашева, Ходорковский – они были интересными. Березовский остался до часу ночи, замучил нас, не хотел уходить, съел все котлеты, бутерброды и выпил много водки. Как-то чуть не пришёл Черномырдин, но ФСО решила, что моя квартира не подходит по безопасности для визита премьер-министра. К Сергею Шахраю мы отправились сами – потому что он был дико занят и сказал: «Я к вам прийти не могу, но вы ко мне можете». И мы пошли на Старую площадь с какими-то авоськами, сумками, выпивкой и закуской, и сидели в его торжественном большом кабинете, расставив колбасную нарезку. Мы договаривались, что все разговоры останутся между нами. Мы общались, чтобы понять, что происходит. Никто в своих изданиях о том, что говорилось, не писал никогда, поэтому ньюсмейкеры нам верили и приходили.

Когда для вас был первый знак, что что-то пошло не так?
– Скорее всего, когда появился Путин. До этого к власти было другое отношение – была надежда. Был Ельцин, был 1993 год, расстрел парламента, нечестные выборы 1996 года, когда организованно мочили Зюганова, который выигрывал. Это было неприятно, но не казалось, что «наши» сейчас нам изменили и всё будет ужасно. Мы, конечно, спорили в 1996 году: мне было понятно, что так нельзя, но многие считали, что они спасают не Ельцина, а себя, прессу, свободу. Мне было проще, потому что я смотрела чуточку со стороны, а для многих моих коллег было так: это война, и надо выбирать сторону. Мы спорили, но не было ощущения, что это конец, надежда оставалась. А потом появился Путин, и стало понятно, что произошёл поворот. Стало неприятно работать. Я делала программу на Рен-ТВ, а Ирэну Лесневскую одёргивали из Кремля, когда мы говорили что-то не так про вторую чеченскую, а потом и программу сняли. Позже разгромили НТВ и «Интерньюс», и стало ясно, что свобода журналистики пошла под откос. А свобода журналистики – это главное.

Вас часто спрашивают, почему в 2015 году вы вновь уехали в Англию. А я спрошу: если бы надежды оправдались и «вторая русская революция» окончательно изменила бы Россию, вы бы остались?
– Трудно сказать. Не знаю, меня почему-то потянуло в Англию. Это не от того, что всё противно, я хлопнула дверью и уехала. Был комплекс причин. Наверное, было ощущение, что мне больше нечего здесь делать. Возможно, это связано с некоторым изменением общественного климата, но и сын вырос, встал на ноги, надо было перестать его опекать. Потянуло в Англию и из России, из России и в Англию.

Давайте я спрошу, как Бакатин: Маша, что будет с Россией?
– Что я могу сказать? Скажу словами Чуковского: «В России надо жить долго». Нам повезло, мы увидели много интересных этапов, ещё бы годочков 50 прожить, понаблюдать, что происходит, и можно было бы вернуться. А с другой стороны, всё так быстро развивается, что и через месяц может измениться. Я ведь в 1974 году верила, что уезжаю навсегда, и в голову не приходило, что через 13 лет смогу приехать, а потом даже жить и работать в России. Мы не можем предсказать, как сложится. Надо просто жить долго.
..................................................
Взято с Jewish ru.
..................................................
1. К Шахраю, значит, с нарезкой на Старую... Была такая присказка, мол, Минин  обращается к Пожарскому со словами: Смотри-ка, князь, какая мразь в стенах кремлевских завелась.

2.Вот потянуло Машу в Англию, она села и уехала. Тут планирую до Киева смотать, а проблем мильон,  и первая -кошки мои. У нее ж был загородний дом с  множеством животных. Она вообще животных любит. Куда их дела, интересно? Но не суть. Главное : села и уехала!  Родина там какая-то... Родина там, где йогурт дешевле. Это не я.

3. И еще. Она внучка сталинского наркома. В который раз повторяю мысленно, что мягкосердный был Иосиф  Виссарионович.

LinkReply

Comments:
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 09:52 am (UTC)
О господи, как мне фотки убрать? Подскажите.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 10:13 am (UTC)
Спасибо. А то сама перепугалась от этих рож.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: roman_romets
2016-12-09 11:17 am (UTC)
/Она внучка сталинского наркома. В который раз повторяю мысленно, что мягкосердный был Иосиф Виссарионович./
Не "мягкосердечный", а "образец для подражания". Ибо его дочка и внучка тоже "патриоты" ещё те. Сталин и его соратники-подельники не могли своих детей воспитать, а при этом за всю страну брались...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: proseka199
2016-12-09 11:53 am (UTC)
Можно подумать, что цари и знать - могли :-))))
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 12:53 pm (UTC)
Вы хоть ее 20 писем сами читали?
Иль " прокукарекать" важнее?
У Сталина быди сыновья. Они его имя не запятнали.
Светлана росла вообще-то, считай, сиротой.
Не искушайте судьбу. У Вас дочь. Ох, не факт, не факт, что Вам понравится все, как она будет строить свою жизнь.
И Вы прожираете ЕГО наследство. Как и я, разумеется. Только меня научили говорить спасибо. А Вас, похоже, нет.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
(Deleted comment)
From: valeri677
2016-12-09 11:43 am (UTC)
Надежда, я искренне извиняюсь, но есть ли у Вас возможность/желание в конце поста писать какое-то своё резюме, основную мысль или что-то вроде этого? Или Ваши посты это так, мысли вслух, зарисовки из жизни? Иначе каждый находит что-то своё, и пишет комментарии. Вот как и сейчас- из довольно объёмного поста комментатора "зацепила" сталинская тема. Хотя пост совершенно не о том.
С уважением :).
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 12:48 pm (UTC)
Валера, я ж написала как раз. Да и всегда , полагаю, мысль моя ясна.
Что до товарища , написавшего про Сталина, у него пунктик такой. А потом, знаете, есть одно существо, которое всегда грязь найдет.
Хотя тут напрасно он строчит. Светлана жила практически без отца и матери, это раз. Два - Хрущев, конечно, по ним катком шел.
И ничего компрометирующего не было в ее Письмах к другу.
И еше. Тот факт , что она жила за рубежом почти нищенкой , лишь подтверждает, что ничего у Сталина не было в загашнике. Не в пример этим!
И да, запись о другом. Вчера ж дата была, Беловежье. Вот кто и как - на примере машислоним, аллыгербер, жениальбац и пр.
Спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: 68bis
2016-12-09 05:46 pm (UTC)
Простите за вмешательство. Мне кажется, что большинство гостей, как и меня, привлекает именно эта "отсебятина".
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: annchutk
2016-12-09 02:34 pm (UTC)
Посмотрела её биографию, родственников, предков и пр.пр....
Очень похожие биографии вырисовываются у наших либералов..
У дедов - родителей в СССР были статус и заслуги. Ладно, унаследовали жил.площадь (хорошо не поубивали друг друга, как Мерецковы, скажем), связи какие-то... Но обидно - нет у нас потомственной аристократии, всё надо начинать сначала, хоть и с хорошей стартовой позиции, но всё равно - конкуренция и т.д., новые детки подрастают у новой номенклатуры...
Ещё, конечно, у колбасной эмиграции свою роль генетика сыграла...
Но как бы там ни было, "тосковали" они по друзьм, возможности "учить и поучать", бывшему влиянию, а не народу и родному огороду (малой и большой родине). Посмотрите на "возвращенцев" - им нужна аудитория, а не "домик в деревне"... Ну, народ вначале купился, а потом всё равно просёк, что они из себя представляют. Опять обидно - не повезло с народом!
И ситуация повторяется раз за разом... Как будто какая центрифуга выкидыват этих несостоявшихся аристткратов с территории Страны. Хотя, последнее поколение столоначальников сделали выводы - теперь детки наследуют и местокормления и титулы пытаются ввести для упрочнения положения... Только бы народу помнить некрасовское "вот приедет барин, барин нас рассудит...."
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 03:08 pm (UTC)
Аня, это беда не только у наших. Ведь что интересно, и зарубежные детки именитых родителей зачастую бывают просто вырожденцы. Вон принц английский, дианин муж.
Но как-то там на это смотрят иначе. Во всяком случае, политики. Детей не тянут.
А у нас шиза. И с советских времен еще. С позднесоветских - особенно.
Ну, нынешние все поняли. Сажают деток на кресла рядом прямо со студенческой скамьи.
А вообще мне само слово аристократия не очень... Ну, вилкой, ножом пользоваться научат. Языкам. Какие-то знания общего плана можно впихнуть. С женщинами на публике общаться... И потом подчиненного пинком буквально. Как наш Никита. Аристократ? Он себя считает таковым, это бесспорно. А по мне - хапуга.
А про " малый народ" лучше Шафаревича не напишешь.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: ikotoved
2016-12-09 03:22 pm (UTC)
Надюш, по 2 пункту. Я думаю, "Родина там где йогурт дешевле" это нормально. Это вообще то принцип всего живого. И кстати политические воззрения тут не при чем. Тут важно отношение паразита и носителя. То есть за чей счет этот йогурт. А высокопарный патриотизм и прочая "духовность", она мимо кассы.
А по 3 пункту, да слишком, дык не успел, к войне готовится надо было, а после войны не до них, пол страны в руинах, а восстанавливать не кому, ведь баб за плуг впрягали.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 04:12 pm (UTC)
Саш, измучилась, третий раз пишу, не проходит ответ.
Значит, не согласна по 2 пункту. Конечно, если речь идет о физическом выживании, то да, уедешь куда глаза глядят.
У меня много знакомых уехало в 90-е. Все вернулись - тоска. Хоть там и работали по специальности!
А те, кого веками гоняли туда-сюда, у них иная жизненная философия. Кто-то и пытается ее отвергать, да не дадут! Там все строго.
Про йогурт. Это из комментов Радзиховскому. Он писал, помню, что его соплеменники ринулись в ...Австралию. Ну, запомнилось мне.

Да. Знал, не успел, дел было много.

Edited at 2016-12-09 04:13 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: 68bis
2016-12-09 05:08 pm (UTC)
Преподавателю т. Мартышину.

Ваше письмо о художествах Василия Сталина получил. Спасибо за письмо.

Отвечаю с большим опозданием ввиду перегруженности работой. Прошу извинения.

Василий – избалованный юноша средних способностей, дикаренок (тип скифа!), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких “руководителей”, нередко нахал, со слабой или – вернее – неорганизованной волей.

Его избаловали всякие “кумы” и “кумушки”, то и дело подчеркивающие, что он “сын Сталина”.

Я рад, что в Вашем лице нашелся хоть один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе. Василия портят директора, вроде упомянутого Вами, люди-тряпки, которым не место в школе, и если наглец Василий не успел еще погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку.

Мой совет: требовать построже от Василия и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника насчет “самоубийства”. Будете иметь в этом мою поддержку.

К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот.

Привет!

И. СТАЛИН
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: sprecher_24
2016-12-09 05:51 pm (UTC)
паразиты-"слонимы" там, где платят за предательство.
такой же "борец за демакратию".


Сорос (как и многие кошерные) сотрудничал с нациками - гешефты на своих же обрезанных. Отрывок интервью Сороса, которое он дал Стиву Крофту, журналисту CBS, в 1998 для программы «60 минут» , 10:14 http://sweetness-light.com/archive/george-soros-on-helping-the-nazis-during-the-holocaust

Крофт: Вы венгерский еврей…
Сорос: Да.
К: … который избежал Холокоста…
С: Да.
К: …выдававший себя за христианина…
С: Верно.
К: И вы видели своими глазами, как многих людей отправляли в лагеря смерти.
С: Верно. Мне было 14 лет. И я могу сказать, что именно в это время сформировался мой характер.
К: В каком смысле?
С: Нужно просчитывать наперед. Необходимо понимать и предвидеть события, когда грозит опасность. Это была колоссальная угроза беды. То есть очень личное персональное ощущение беды.
К: Как я понимаю, вам удалось спастись благодаря свояку, который поклялся, что вы его крестник.
С: Да, да.
К: Вы спаслись, и фактически, затем помогали отнимать имущество у евреев. (!)
С: Да. Это верно. Да. (!)
К: По-моему, подобный опыт мог бы довести многих людей до психиатрической клиники на долгие-долгие годы. Это было трудно?
С: Нет. Вовсе нет. Вероятно, я как ребенок не осознавал, с чем это связано. Никаких проблем это не создавало.
К: Никакого чувства вины?
С: Нет.
К: Ну например, «я еврей, и я вижу, как людей увозят. Я бы легко мог оказаться на их месте, мог бы быть там». Ничего такого?
С: Ну конечно, я мог бы быть по другую сторону, или я мог бы быть одним из тех, чьи вещи конфискуют. Но не было смысла рассуждать о том, должен ли я быть там (на их месте), потому что это было, ну, грубо говоря, как на рынке – если бы я не был там, я бы, конечно, этого не делал, но тогда это делал бы кто-то другой, и в любом случае вещи бы отнимали. И это было – не зависимо от того, был я там или нет; я был просто зрителем того, как отбирали вещи. Так что от меня ничего не зависело в этой конфискации. И поэтому у меня нет чувства вины...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: red_nadia
2016-12-09 06:00 pm (UTC)
Спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)