red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

   Черный октябрь без кавычек.
Как странно: в 91- м была  в Москве, гоняла 4 дня по городу,  в 93- м  меня не было,  а вспоминать  страшнее.
В  середине сентября я уехала в   Германию;  как всегда, намечались там поездки какие- то интересные,  но все смешал  указ  Урода( по- другому  я его не называю, ну,  упырем еще). Уселась у радио, а потом у ТВ.  Поездки  были отложены,  я уже начала нервничать.  
Дома оставался муж с дочерью, вернее, так: муж, дочь и дальняя родственница.
По какому- то из каналов практически шла непрерывная трансляция из Москвы. 
Постоянно названивала домой. Учитывая, что  телефон у них звонил практически пару раз в месяц ( из банка,  из какой- нибудь  инспекции),  я им наговорила  на несколько лет!
 Ночью 3- го поймала мужа: он  пошел  к Дому советов. Орала по телефону страшно.    
Я очень плохо понимала, что происходит. Ясно было одно: Ельцин, Гайдар и вся их команда -  идут на все.
Но и с другой стороны  были такие скользкие типы. Напыщенный  Руцкой,  малосимпатичный   Хас.
Вернулась домой.  Лихолетье- теперь говорят. Правда. Муж дежурил  по 10-11 суток в месяц,  помимо  основной работы.  Я пересела окончательно к швейной машине.  Как- то ровно жили.
В 95-м, 4 октября, отправляла маме, в Поворино,  передачку с поездом.
Возвращалась с вокзала, погода была просто чудесная, почему- то решила прогуляться от Пресни до дома.  Вышла из метро.  
 Идут какие- то люди с портретами. В черном. На портретах черные ленты.
Буквально натыкаюсь на женщину с  почти детской  фотографией.
Спрашиваю, кто это. Как- то вяло, тихо  - сын. 
Оглядываюсь, вижу у большинства тоже на фото очень молодые лица.
До меня, наконец, доходит, кто все эти люди... Как сумасшедшая, иду вдоль процессии, останавливаюсь у каждого.
Это потом  сделают все фото одного формата, их будут нести  чужие люди, а тогда шли их родственники.
Меня обуял ужас от количества жертв!  Выяснила, что ни пенсий  за отцов, матерей никому не платят. Сколько я услышала рассказов,  КАК получали тела!
Подошли к стадиону.  Разошлись, группами, кто где был. Доставали поминальные 100 г.  На ограде стадиона    прикреплены  письма прощальные какие- то. Ужас!
Иду от группы к группе. Буквально показывают, кто за каким кустом спасался.
Кого где настигла пуля.  Они ж и фамилий  друг друга не знали.
Самое ужасное-  их нет.  Про убитых начали говорить только во время попытки импичмента  Уроду. 
Еще раз. На мой взгляд,  именно  МИЗУЛИНА  Елена Борисовна, тогда  заморочила всем голову, нескольких голосов  было не добрано. Теперь она такая патриотка- нравственница, ну, подумаешь, сынок тут не живет, а где- то там, в Бельгии, и что?
 Я не пропустила ни единого раза  этот день. Спасибо этим людям, хоть даже за неудачную попытку.
Не знаю, не решила, пойду ли я  на  этот  раз. Мне тяжело.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments