red_nadia (red_nadia) wrote,
red_nadia
red_nadia

Categories:
Теперь о папиной родне. Сразу теплеет на душе. Как я уже писала,папин отец, Дмитрий Максимович, погиб под Москвой в 41году, числится без вести пропавшим. Поэтому я помню только бабушку Екатерину Зиновеевну, бабущку Катюшку. Хотя к ней ну никак не подходит ласкательный суффикс, кремень была. Тоже раскулаченные, муж уехал куда-то под Москву и оттуда ушел на фронт десять лет спустя, а она осталась с тремя детьми( папа, сестра, тетя Маня, и брач, дядя Вася) , своей матерью Хритиньей и свекровью -бабушкой Дуняшкой. Жили они все в избе с сенями.Сени с чуланом метров 16, комната метров20. Естественно, русская печь. Как я понимаю, дети спали на печи. Топили кизяками. Поскольку деревенька в одну улицу находилась в степи, то ни единого деревца не было в десятке км. Так что топить было нечем . Домашние животные и кормили , и грели в буквальном смысле. Приходилось эконономить на топке. Топили с утра, так что к ночи,думаю, печь хранила остатки тепла. Я бывала там лишь летом, могу только все это представлять. Позднее стали им привозить уголь, да и после реформ Хруща скот мало-помалу сокращался, так что не из чего было кизяки делать. Плохо понимаю в сотках, но было их много. У всех росли вишни, ну еще по паре яблонь. Почему- то у моих был поистине гигантский сад, в основном, там росли груши. Кстати, на своей даче по совету подружки посадила пару груш , когда они, наконец, начали плодоносить, я их вырубила. Просто я знала другие груши и не предполагала, что бывают другие. Сортов груш было пять. Самые- самые были бессемянкп и дули, возможно, у них были официально иные названия, но так их называли все дети в поселке , которые, разумеется, по ночам ( заборов никаких не было вообще) спокойно приходили к бабке Катьке за грушами. Приличия соблюдались!
Бабушка Катюшка ходила в"сохвоз" торговать грушами, какие-то копейки получала. Ясен пень,особо их не покупали, так как проще было ночью бесплатно их набрать. Как мне представляется, груши покупали у Катюшки бездетные лохи, бабушка искренне удивлялась тому, что ни у кого груш нет, а покупают плохо. С вырученных денег бабушка покупала сто граммов какао, а мне перепадали "конхветки". И все. Были еще скороспелки, мелкие сахарные и крупные желтые. Деревья были гигантские, трясти было бесполезно, к сожалению, елось то, что падало. Основнвя масса пропадала. Было до десяти сортов яблонь. Самая лучшая - медовка- росла рядом с избой, дальше- несколько анисовок, специально были зимние сорта на мочку. По периметру были вишарники, их не трогала детвора , вишня росла,повторяю, у всех. Сколько вишен, холера их побери, я пересажала на даче!!! Не растут!!! Гибнут или не плодоносят. А вишневое варенье для эквивалентно икре. Ее трудно купить в сезон. Ну принесет дедок пару- тройку кг тут к хозмагу, где находится стихийный рыночек, так его надо поймать. Пробовала варить из турецкой, можно даже не стараться, что абрикосы, что персики, что вишня - все одно будет варенье из тыквы. В сезон приезжали из Риги бабушкиной кумы дочь с двумя девочками. Непременно варилось ведро варенья, которое потом ехало по СССР с двумя пересадками до Риги. С внучками бабушкиной кумы, бабки " Наськи", мы дружили, и до развала страны я ежегодно ездила к ним в Ригу, наш маленький Париж.
А вообще тогда было принято ездить друг к другу в гости. Скажут, да, конечно, границы были перекрыты, куда еще было ездить ? Зарисовка. Турция,пляж, жара, тетки, обгладывающие...воблу и запивающие пивом! Это из сегодняшних дней. Лучше? А у меня при слове Терновка(там жила бабушка Катюшка) ноет сердце. А Анталья- тетки с воблой. Отвлеклась. И еше был собственно огород. Картошка, тыквы, помидоры, огурцы, лук, чеснок, морковь. И все. Никаких перцев,баклажанов, кабачков. Очень хорошо помню, как , приехав на очередное лето ( привозил меня папа) , увидела обкургузенный участок. Из разговоров бабушки с папой поняла, что "Микита- дурак" запретил иметь приусадебной земли больше определенного количества , а поскольку собственно сад был велик, уничтожать его не поднялись руки, то бабушке обрезали кусок земли под картошку. И так он и остался , зарос бурьяном. Сразу за садом было колхозное поле, под зерновыми. А поскольку нормативные сотки у каждого дома обрезались по- разному, у кого резалась земля посередине, у кого-то ,как у бабушки Катюшки , вырезана была четверть, сложилась причудливая конфигурация границ участков, которые по логике Хрущева должны были отойти к совхозу. В результата на эти рваные клочья совхоз плюнул, больно витиевато было их засевать, и так они и остались бурьяновой недоброй памятью о Хрущеве. Пришлось сажать картошку между яблонями, она в тени не росла, нам, детворе, было тоже неудобно гонять по саду. Уже когда великого"реформатора" сняли, прошли годы, скот подвырезали, одинокие бабки-вдовицы , коих была в Терновке половина, состарились, и участки так и остались невостребованными.
К избе примыкал собственно двор, вот он был огорожен плетнями, чтобы скот не разбежался. Всегда гуртовались там, как мне тогда казалось, десятки животных. Ну, посчитаю : корова Зорька, теленок, поросенок большой, поросенок маленький, овцы штук 5-6, козы пуховые, куры не менее 20 штук,цыплята. У некоторых были еще и утки. С этой живностью у меня были сложные отношения. По утрам корову я не видела, так как выгоняла ее бабушка в стадо часа в 4утра, предварительно подоив, а вечером Зорька так неслась к дому, что мне приходилось прятаться, пока бабушка не загоняла ее во двор. Зорьку надо было срочно доить, поэтому она и неслась, но я все равно ее боялась. Уже были приготовлены прокаленные за день на солнце ведра для дойки, и бабушка шла на дойку.
В какой-то приезд, год так 58-й, бабушка с гордостью показывала папе СЕПАРАТОР! Заливалось молоко, а выходили фракции сливок , собственно молока и какого-то остатка, вроде это называлось сывороткой. Сливки сливались в горшки, где они скисали до сметаны . По количеству сливок судили о качестве травы. В иной год сметана была густая, в другой год еле-еле загустевала. Вообще сметаны на бабушку с дядей Васей было очень много, поэтому к обеду картошка жарилась залитая сметаной. Остающиеся сливки собирались на масло. О, это просто песня. Кто не пробовал свежесбитого масла, тот вообще не знает, что такое масло. Примерно раз в месяц наступало таинство. Бабушка вытаскивала из чулана маслобойку.
Так, стоп. Сегодня никто не поймет, что это такое. Высокий цилиндр из дерева, даже нет, не цилиндр, а,пожалуй, конус, сверху прикрытый крышкой с отверстием, в котором двигалась длинная палка с деревянным кругом на нижнем конце. Палка , конечно, не сама двигалась, а ее надо было двигать вниз-вверх . Это и называлось бить масло . Быволо, что одновременно набирали нужное количество сметаны бабушка и кума, тогда кума перемещалась к нам и несколько часов они проводили вместе. Но чаще бабушка била в одиночку. Время от времени я забегала, спрашивала, ну как, Катюшка ласково улыбалась и отвечала, что позовет. И наконец меня бабушка кликивала:" Надюшка,ну иди." Я подлетала, буквально несколько раз дергала палку маслобойки в жидком месиве и вдруг- о чудо!- палка застывала, внутри маслобойки что-то мешало. Все! Масло сбилось. Палка вытаскивалась, сбитое масло доставалось и - в горшки. Кусок- на блюдечко , съедалось с утренним хлебом, который, естественно , пекли сами. Никакое пирожное по вкусу не сравнится!!! Излишки масла продавались, покупали приезжающие из города дети соседей. Хлеб перестали печь тоже после реформ Хруща. Появился магазин у Шуры. Прямо в доме. Так и говорили- сходить к Шуре. " В сохвоз" перестали ходить. Молоко шло на творог. А вся полуводичка от масла, творога шла теленку. Так что Зорька давала и маслице, и сметанку, и сырнички от нее были. Но Зорьку ведь и кормить надо.
Сено. Рядом с коровником( а это, кажется, называлось катухом и являло из себя сооружение с крышей, а стены были из плетней. Напоминаю, сколько видел глаз- степь да степь. Теперь вот думаю, из чего плетни- то плели?) находился сеновал. В течение всего лета подкашивали траву , где могли. А где? За садом шло колхозное поле. Вот и оставалось вокруг дома " делать газоны". Прости, Господи, верно, и слова такого никто тогда не слыхивал. Травка подсыхала, потом ее сгребали и в помещение. Не могу удержаться не вспомнить один случай. Ильин день. Вся Терновка - на приступках, лавках возле домов. Бабушка вместе со всеми отдыхает возле чьего-то дома. Надвигается гроза . Возле дома, как и у всех, лежит свежее сено. Расслабленный хозяин замечает, что , дескать, плевать на сено, всего- то на одни вилы. Катюшка встрепенулась:" Не будешь собирать?" В ответ:"Баб Кать, неужели соберешь?" Катюшка быстро домой за вилами, собрала все сено и домой! Праздник праздником, а Зорьку кормить надо.
Вернусь. Вторым по важности был теленок. Он с утра до вечера был привязан на длиннющей веревке возле дома. В общем- то я его тоже побаивалась, кол обходила строго по радиусу, поскольку он мог ни с того , ни с сего рвануться, что б могло быть дальше, не знаю, но рисковать боялась. Местные на привязанных телят не реагировали. Днем телка кормила бабушка молочной сывороткой с какими- то добавками. Он несся к ней, утыкался в миску и вылизывал ее досуха. Овцы и козы были менее привилегированными. Правда, если у кого появлялась беленькая козочка, то уж ей- то жилось роскошно.99'99 процентов коз было серого цвета, платки-то все серые.
Лет 15 назад папина сестра,тетя Маня, подарила мне пуховый белый платок. Я им очень дорожу. Вокруг основы на пару см стоит белая дымка. Я его надевала на голову на какие- то русские митинги. А так- жалко. Тети Мани давно нет, боюсь, что и серых коз тоже нет, а уж этот белый пуховый платок- в музей СССР! ... Самые нелюбимые мною были куры, гуляли везде, грязи от них было много. Вечером бабушка их считала, вечно одной- двух не хватало, надо было их искать. Случаев, чтоб подкрадывали чужих кур, не помню. Кстати, дом закрывался на щеколду. Сроду замков не было. И еще. Так получилось, что в доме родители нецензурную лексику не практиковали НИКОГДА . И даже то, что ниже талии, не называлось как сегодня. Мне нередко приходится на эту тему спорить, мол,где это я росла , в парнике что ли. Так вот утверждаю всем мерзавцам, что в богом забытом поселке мата не было. Сегодня от безвыходности слушаю радио РСН, где главредом патентованный мерзавец Доренко. Просто диву даешься, где он так набил язык. Такой грязной лексики нет ни у кого. Обычно почему-то сравнивают со слесарями. Ду уж дудки. Кто кто, а я со слесарями общаюсь всю жизнь( ни один из моих мужей не мог поменять прокладку в кране, а уж кран поменять- это вообще из области фантастики). Может, они чуют, что я до рвоты не выношу мат, но никто при мне не изъяснялся с включением нецензурных слов. Так вот дуренко может на каком- нибудь их конкурсе занять первое место запросто. Ну с ним все ясно: стареющий лузер, в свое время поставил не на тех, проиграл, скрывался от уголовного преследования десяток лет, сейчас отыгрывается. Но ведь его сотрудники, еще вчера говорившие на русском, а сегодня ботают по фене . Но даже не это меня поражает. Убивает другое: звонят люди в эфир, вроде приличные, даже есть постоянно звонящие и выдающие реплики ...женщины. Есть там Лидия Ивановна, ее кумиры- Лихачев( естественно, Дмитрий, а не автозаводский), Бродский, Б.Васильев и пр.Тетка! Конечно, она никогда не прочитает этого, но "не могу молчать". Звоня этому грязноязычному, ты сама становишься такой же грязной! Что произошло с людьми?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments