December 27th, 2018

(no subject)

27.12.18.
Отличный комментарий к не менее отличной статье Г.Блехмана.
Плотников21.12.18.
Знание – власть. Догма – местодержательство, или 
Сталину вопреки (чего никогда не простят вождю) 

Статья очень хорошая, обстоятельная, как и всё творчество нашего великолепного ученого и писателя! 
Единственное: после уже озвученного, я не стал бы мешать с Человеком, чье 139-летие празднуют сотни миллионов, какие-то иные имена. 
Мыслящему с каждым годом всё более ясно… 
Что главной мишенью ретро-сериальной эпидемии антисоветизма выбрана фигура человека, олицетворяющего как разе не (только) достижения Октября и социалистического строительства, а - Главкома Великой Победы, при этом, ЧТО ГЛАВНОЕ, исправившего троцкистские перегибы и возродившего Русскость везде - от литературы до кино (нерусские Роу и Эйзенштейн делали непревзойденные русские шедевры). 
Великий Октябрь, согласитесь, заглушен и опущен, даже спущен ниже Валентинок? Октябрь?! – подтверждение того факта, что, несмотря на первоначальную бойню национальной (и вперед всего, Русской) культуры, революция взрыхлила мощные пласты культурного подроста, давшего гигантов науки, искусства. И, как результат, Сталину в условиях худо-бедно, но демократического централизма удалось то, чего по определению не дали бы осуществить ни одному Пугачеву в 18 столетии или разночинцу века 19-го. После 1917 года боярские корни, в которых был не только сок, но и очень много канцерогена, перестали служить предопределяющим условием не только карьеры, но и получения царской «державы». А лет за триста?... 
Совершив через 300 лет после Минина то, что до сих приводит в содрогание врагов русской региональной цивилизации, Сталин, выполнил задачу, подвластную титану, причем феноменально трудолюбивому, до самозабвения аскетичному, абсолютно терпеливому, безпросветно скрытному и фанатически упорному. Нужен особый гений, чтобы не просто уцелеть вопреки козням более верхолядски «продвинутых», нацистски спаянных и изящно болтливых демагогов-нарциссистов, но и – победить их, будучи внешне не эффектным, слегка косноязычным, а также этнически и морально одиноким на фоне моноплеменного (иудо-западнического) «бомонда», властвовавшего 20 лет (с 1917 по 1937)! 

Collapse )

Продолжение выше.

(no subject)

27.12.18.
Продолжение.
Однако и этого сегодня мало. Мало любить пьяную мать и не отходить от нее. Ее надо поднять, вылечить, вернуть ей силу и… Убить насильника-супостата раз и навсегда! Не отбросить, не отогнать, а Убить окончательно, изгнать даже образ его из круга русского бытия. Ибо история убеждает: враг, выжив, очень скоро набирается сил и вновь лезет охальничать, насильничать, похабить… 
Сталин, пожалуй, единственный, кто пытался ликвидировать это вечное наступление врага, установив «железный занавес» и добиваясь обеспечения абсолютной самодостаточности, т.е. независимости нашей Державы от иноземного потенциала: материального, военного, культурного и, особенно, духовного. Разрушив «занавес» и военный паритет, мы для начала стали духовно зависимы. Потом - исчервлены идейно и разложены морально. Далее - культурно побеждены и, на финише, порабощены материально и политически. В результате СССР рассыпался, а Россия стала слабым реципиентом, зависимым от культуры Запада и его материальных ресурсов, прежде всего, продовольственных. Вот и прикиньте теперь, кто ж был изначально прав: Сталин или «сокрушители» его «культа» и «железного занавеса»? 
Иосиф Виссарионович явил редчайшее, может быть, дотоле невиданное качество: ни при каких условиях и обстоятельствах не поддаваться на самую утонченную лесть, обаяние и дипломатию признанного авторитета. Не потакать условностям т.н. общественного мнения, светского этикета и проч. Сталин был жестким до резкости и неумолимым в отказе, будь визави предельно гладкошерстным либо, наоборот, отвязно крутым. И в этом ракурсе разруганная (якобы с легкой руки Ленина) «грубость Сталина» – величайший плюс, который куда полезнее и умнее, чем самодурское хулиганство Хрущева, пьяно-отморозочный кураж с последующим соглашательством Ельцина, вежливо конфузливая, из боязни обидеть, податливость нынешних властей и, тем более, любезные одобрямсы Горби с парадом пресмыкательства министра «да» (Козырева). 
Сталин не тушевался ни перед кем и никогда, будь то Рузвельт или Риббентроп, Тито или де Голль, Мао или Черчилль, Трумэн или Троцкий. Он не боялся показаться «диким, невменяемым и непродвинутым» в глазах тогдашних заправил «вкуса и политеса». Никому не удалось подольститься, подладиться под него, чтоб урвать тем самым хоть йоту не из личного, а из общесоветского пирога. Для Сталина интересы нации, империи, Союза всегда превалировали над искусами, репутацией, послаблениями личному культу – над всем тем, чего не избежал в истории никто! Все, так или иначе, считались с «общественными вкусами и мнениями», боялись испортить личные отношения или уже сложившийся имидж в глазах «элиты». А в итоге страдали государственные интересы, они приносились в жертву за улыбки, комплименты, премии и похвалу геополитических соперников. 

Collapse )