March 15th, 2017

(no subject)

15.03.17.

Смотрю лениво шапиркина, вечер его.
О судьбе, перспективах и необходимой смене российской так называемой  элиты рассуждают Кедми,  Жирик, Багдасаров и шапиркин, само собой.
Странно, что нет Эскина с Сатановским.
На каком-то израильском  сайте прочитала, мол, мы им специально подсовываем таких вот   с голосами кастратов и  трибунов...
Вот думаю, как бы им подсунуть в их телек ...Проханова иль Шевченко.

(no subject)

15.03.17.


РАИСА ГЕОРГИЕВНА ЧЕРЕДНИКОВА ( девичья фамилия Рыбак.)
У меня короткие ее рассказы. Прежде чем начать их печатать, не могу удержаться от своих воспоминаний.
В годы моего детства практически у всех отцы воевали. Соседи воевали. Это было обыденно, и потому мы не придавали значения .
Кто не вернулся, ну, ясное дело, таких было, наверно, много, но детей у них не было, и оттого на вернувшихся с войны смотрели как на норму.
Но лишь у единиц воевали мамы.
Чередниковы воевали оба. Оба врачи, хирурги. Оба красавцы.
Если Василия Гордеевича мы втихаря считали Марлоном Брандо, то Раисе Георгиевне даже аналогии не нашли.
Она была просто ослепительно красива. Глаза цвета фиалки. Волосы из золота, честно.
Высокая, статная, с девичьим голосом. Может , потому что в них было два сына,  нас, девчонок, любила как-то особенно.
По ночам к ним часто приезжала Скорая - со станции, с поезда, значит, доставили с внематочной иль с непроходимостью...

................................................
Запись           ПЕРВАЯ.
6 июля 1942 года гитлеровцы ворвались в западную часть Воронежа. Что оставалось делать нам, совсем молоденьким девчонкам?
Выхода не было. На следующий день я и моих две однокурсницы ( они были из города Гусь - Хрустальный) решили бежать ко мне домой.
К маме. Я ведь жила ближе всех.
Измученные, голодные, с разбитыми ногами, совершенно обессиленные, мы добрели до Таловой...Теперь до дома совсем рукой подать.
Спасибо комиссару Коминтерновского военкомата : он пожалел незадачливых эвакуированных и подвез на своей машине до Новохоперска.
Вот мы и дома! Мама, милая мама. Она встретила нас так радушно, напоила, накормила, уложила спать.
Девчонкам купила билеты, на следующий день они поехали домой, к родителям.
А я отправилась к военкому.
- И куда же Вас распределить?
-Я же военнообязанная - отправляйте, куда сочтете нужным, хоть на фронт, мне все равно.
-У нас катастрофически не хватает врачей тут. Поработайте какое-то время, пока такой наплыв тяжелораненых.
Направили меня в Воронежский эвакоприемник. Это был такой передвижной госпиталь.
Туда поступали раненые, им в срочном порядке оказывали самую необходимую медицинскую помощь, а потом они отправлялись дальше в тыл.
Здесь я работала три месяца. А когда госпиталь уехал на Дальний Восток, меня направили в прифронтовой штаб.
.......................................

Завтра продолжу.

(no subject)

15.03.17.

 

АВТОРИГОРЬ БУККЕР

 25 ИЮН 2012 В 17:00

Генерал Василий Петров: до последнего встрою.

Генерал Василий Степанович Петров еще при жизни стал легендой. Скульптор Валентин Зноба, принимавший участие в создании музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве, избрал его одним из прообразов Солдата Победы. Офицер, потерявший на фронте обе руки, дважды герой Советского Союза до самой смерти оставался в рядах вооруженных сил.

"Что нам слава, что нам Клава-медсестра и белый свет! Помер мой сосед, что справа, тот, что слева — еще нет".
Эти строки Высоцкого вспоминаются, когда в госпитале Василий Петров попросил прицепить к вороту его рубахи карандаш и два месяца учился писать, держа его во рту.
Сначала старательно выводил свою фамилию, потом — воинское звание.
У летчика Алексея Петровича Маресьева были ампутированы обе ноги, Василий Степанович Петров в молодости лишился обеих рук.

Первое звание героя СССР гвардии капитан Петров, участвовавший в кровопролитных боях за освобождение Киева в 1943 году, получил, командуя 1850-м истребительным противотанковым полком, который два дня удерживал оборону знаменитого Букринского плацдарма.
Офицер заменял убитых наводчиков, пока взрывом снаряда 21-летнему парню не оторвало обе руки до плеч. Чуть было не похоронили, посчитав убитым.

По признанию самого Василия Степановича, очнувшись на госпитальной койке, он испытывал такую нестерпимую боль во всем теле, что кричал до тех пор, пока силы не покидали его. Думая, что жизнь кончена, инвалид выкуривал до ста папирос в день.
Петрову предложили должность второго секретаря одного из райкомов партии в Москве, но он рвался на передовую.

Весной 1944 года, с разрешения верховного главнокомандующего И. В. Сталина, майор Петров был снова включен в состав действующей армии.
Правда об этом он узнал лишь в 1982 году, в год своего 60-летия.

Война шла в Германии. Там Петров спас от расправы своих подчиненных немца, который стрелял в него, их командира.
Когда его спросили, зачем он спас жизнь человеку, лишь по случайности его не убившему, советский офицер ответил: "Война заканчивается, и несправедливо лишать жизни человека".
Это к вопросу о том, кем был на самом деле советский Воин-Освободитель.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за удержание плацдарма на Одере гвардии майор Петров Василий Степанович удостоен второй медали "Золотая Звезда" (№ 6091).

Свою диссертацию Петров тоже написал самостоятельно, избрав своей темой "Князь Бисмарк и возникновение Германской империи 1860-1871 годов".
Во время защиты работы, рассказывал позднее Петров, председатель комиссии вдруг спросила: "Василий Степанович, а не кажется ли вам, что вы поете дифирамбы капиталистическому укладу жизни?" На что тот ответил: "Я не пою никаких дифирамбов, а лишь констатирую величие человеческого духа и превосходство образцового порядка над хаосом".
После этих слов зал взорвался аплодисментами, признавался Петров.

В 1963 году Петров служил в небольшом городке Нестеров на Львовщине в должности заместителя командира 35-й бригады оперативно-тактических ракет. Нашлись такие сослуживцы, которые представили героя злостным неплательщиком партийных взносов, аргументируя это отсутствием подписей в ведомости об уплате взносов. Иногда за инвалида расписывался его адъютант.

Уже был поставлен на голосовании вопрос об исключении из партии товарища Петрова, как в дверь актового зала, где проходило партсобрание, постучал оперативный дежурный: "Товарищ полковник, — обратился он к командиру бригады. — Срочная телефонограмма от командующего артиллерией Вооруженных сил СССР!" Ознакомившись с ней, комбриг сказал: "Товарищи, постановлением Совета министров СССР полковнику Петрову Василию Степановичу присвоено очередное воинское звание — "генерал-майор".

Последние годы жизни генерал-полковник Василий Степанович Петров жил в Киеве, однажды ему пришлось в очередной раз лечь в госпиталь.
Пока он там находился, дом по улице Бассейной распродали частникам, личные вещи и архив боевого офицера выбросили на помойку, чтобы из генеральской квартиры сделать музей бывшего премьер-министра Израиля  ГОЛДЫ МЕИР, которая в молодости жила в этом доме.

Василий Степанович, который в марте 1994 года указом президента Украины пожизненно был оставлен на военной службе в Вооруженных Силах Украины, лишился своего жилья и безвыездно жил за городом в районе правительственных дач в Конча Заспе в одноэтажном деревянном доме.