December 25th, 2016

(no subject)

25 декабря.


Из записок помощника Горбачева - А.Черняева.

В 8.15 утра Ельцин со свитой появился в приемной горбачевского кабинета. Дежурному секретарю скомандовал: «Ну, показывай!» И пошел в кабинет…

— А вот тут на столе стоял мраморный прибор — где он?

Секретарь объясняет, дрожа:

— Не было прибора… Михаил Сергеевич никогда не пользовался такими ручками. Мы ему набор фломастеров выкладывали на стол.

— Ну ладно… А там что? — и двинулся в заднюю комнату (комната отдыха). Стал выдвигать ящики стола. Один оказался запертым.

— Почему заперт?!! Позвать коменданта!

Прибежал кто-то с ключом, отпер — там пусто.

— Ну ладно…

Вернулись в кабинет, расселись за овальным столом: он, Бурбулис, Силаев, еще кто-то.
— Давай сюда стаканы!

Вбежал человек с бутылкой виски и стаканами.

«Основные» опрокинули по стакану.

— Вот так-то ладно. А Ореховую не буду смотреть и помещение Госсовета тоже — там Политбюро раньше заседало… Бывал, бывал…

Гурьбой, гогоча, вышли из кабинета. Секретарю бросил напоследок: «Смотри у меня! Я сегодня же вернусь!!»

.........................

За прошедшую четверть века поняли практически все, ЧТО тогда произошло. Кроме Меченого. Дай бог ему здоровья - может, еще  ответит на земном суде.

(no subject)

25 - е.

О Господи!  Искренние соболезнования семьям и близким  погибших. Земля пухом.

Безумно жаль артистов ансамбля. Просто очень.  Реликт, доставшийся от советской эпохи.

Странно. Куда подевалась Глинка?

Еще 91 человек.  Не по зернышку уже...

(no subject)

25-е.
Уже точно, что погибло 92 человека.
Радио, разумеется,  сообщило немедленно. Но! Вот слушаю их уже 2 часа. РСН. Иль Лайф теперь. Габрелян хозяин.
Голос ведущего... Ну, простите, просто щенячья радость, что они первые всё сообщают. И все два часа так.
Ну, честно, нелюди какие-то.
Включала телек. Валерия...Киркоров... Нет, об-балдели  просто.
Разумеется, разумеется, и в Союзе всё падало, только нам не сообщали. Знаем, знаем...
Ну, где ж подпитаться оптимизмом? А?